Galina Gusachenko, Галина Гусаченко, Галя

"ГАЛЯ" - лирическая повесть о странной, удивительной девушке и о всевозможных, порой неадекватных попытках автора дружить с ней. Действие развивается в церковном приходе на чужбине. История о том, как важные события оказываются эпизодичными, а другие - эпизодичные - растягиваются и меняют всю жизнь. Жизнь - не круг, а спираль с продолжением на новом витке. Так же и эта повесть - не завершённая, закрытая история, а новая ступень в отношениях. Не точка, а запятая. Галя (Андрей Ч.), Издательство "ВЕЧЕ" 2017, ISBN: 978-5-4444-6434-2 Издательство "СПУТНИК+" 2018, ISBN: 978-5-9973-4671-3 © Андрей Чернышков, povestgalya@ya.ru
Повесть Галя Вече
Повесть Галя Спутник+
Лабиринт
Читай Город

К СТРАНИЦЕ 2
Началось всё с одной фотографии девушки, с которой автор имел счастье подружиться. Он распечатал фото девушки и взял его с собой в отпуск. Девушка потребовала вернуть ей фотографию, а на стены вместо себя повесить иконы. Автор решил вернуть фотографию вместе с портретом, заказанным у одного знакомого художника. Тот, получив гонорар, загулял, и автору пришлось обратиться к другому художнику, а затем и ещё к одному. Так коллекция Галиных портретов стала расти... Галя настолько самобытна, что всякое общение с ней - откровение. Каждая встреча, каждый разговор с ней - соприкосновение со светлым чудным миром. Повесть (летопись) - попытка этот мир воспроизвести. Фрагмент из аудиокниги. Проба главы "14 апреля". Читает актёр Станислав Иванов.
К СТРАНИЦЕ 1
К СТРАНИЦЕ 3

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.


Аудиокнига. Читают дикторы Станислав Иванов и - за Галю - Антонина Гончаренко.
К СТРАНИЦЕ 2
К СТРАНИЦЕ 4

Андрей Ч. «ГАЛЯ»


Повесть

Андрей Ч. «ГАЛЯ», 2017

ISBN 978-5-4444-6434-2

Знак информационной продукции 12+

Издательство «Вече»

Подписано в печать 26.10.2017

Тираж 1001 экз.

© Чернышков А.В., 2017


Посвящается Тебе

Может ли каждый день быть счастливым?

Судя по вопросу, у меня нет такого опыта. Да и возник бы у ежедневно счастливого человека такой вопрос? Да и задумывается ли такой человек вообще такими вещами?

По всей видимости, нет.

Такой вопрос можно считать признанием: я не всегда счастлив. И уж, скорее всего, тем более, когда пишу: в состоянии счастья разве придёт в голову мысль, тратить счастливые мгновения на утомительную писанину? Так вот, раз пишут в основе своей люди не совсем счастливые, то в письме, складывается, счастья нет.

И тем не менее бывают счастливые письма, по крайней мере радостные. Они охватывают тебя вдруг каким-то простым и лёгким откровением, о котором ты и сам смутно догадывался, но не хватало лишь какого-то малого движения, толчка... И вот всё ожило, раскинулось вдаль, ширь и высь, а то и ещё в несколько измерений, для которых даже совсем и понятий не создано...

Так думал я в поезде, возвращаясь из твоего города домой. Я думал: разве можно назвать эти два дня счастливыми, если я тебя не застал. Ты была в другом городе или где-то ещё: на гастролях, у профессора, в больнице — где-то ещё.

Два раза сталкивался с твоей сестрой, и оба раза она мне ничего о тебе не сказала. Я тот, наверное, которому ничего не говорят о своих сёстрах. Мне трудно представить, кем она видит меня. И мне очень хочется знать, кем меня видишь ты. Я знаю, ты льстить не будешь, даже лишнего прибавишь, лишь бы лишить меня всякой надежды на саму возможность дружбы с тобой. И этим ты меня не отпускаешь, этим ты меня держишь так же, как иная держала бы любовью. И поэтому я езжу в твой город, чтобы только посмотреть на тебя, убедиться: да, это та самая девушка, те самые глаза, которые меня не видят.

Стоп. Стойте! Так от меня не только ты, но и первые читатели разбегутся.

Ну вот кому я кричал «Стойте»?

Мыслям, наверно. Они дёргаются в разных направлениях и тянут: туда! Нет, туда! Вот туда — и я прикладываю усилие и внимание удерживать их в общем направлении повествования.

Это начало повести, Галя. Повести о тебе. Не знаю, будет ли конец — я вот никак до дома не доеду: один поезд отменили, другой стоит, пока полиция ловит гуляющих по рельсам. Вот, например, стоит ли об этом — о гуляющих по рельсам? Это ведь так отвлекает. А, с другой стороны, для чего-то они же ходят. Спроста или неспроста, но ходят же. Так вот, может быть, я пишу, чтобы каждый день стал счастливым? Чтобы ты, чтобы я... Вообще есть лишь одно слово на Земле. Это слово ТЫ. А по-английски выходит, что это единственный звук «Ю».

Разве может быть осознанная жизнь без того, к кому можно обратиться: «ТЫ»?

Ну если бы не было ТЕБЯ, Ю, к кому можно обратиться? С кем делиться, кому давать, у кого принимать? Разве бы Я был без ТЕБЯ, YOU?

Вообще-то я славянофил. По крайней мере таковым себя считаю. Но это в любви уж точно неважно — даже менее важно, чем те, кто гулял по рельсам, пока я писал предыдущую страницу.

Я хочу раскрыть тебе, себе удивительные стороны любви. Поверь, я способен на это — я способен раскрывать удивительные стороны состояния, в котором нахожусь последние полтора года.

Напомню лишь, чтобы не кануло в Лету, некоторые вопросы, на которые я и раньше искал ответы. Я влюблялся уже не раз — уже десятки раз. Значит ли это, что и то, что я испытываю к тебе, — одна из десятков похожих историй? И я сразу же утверждаю: тысячу раз НЕТ! Тысячу раз это не одно и то же! Тысячу раз... Но и тогда, Галя, и тогда тоже я бы утверждал: тысячу раз НЕТ! Тысячу раз — это навсегда! Тысячу раз — никогда я не полюблю больше ещё кого-то...

Вот это и есть одна из удивительных сторон любви, которую невозможно ни ухватить, ни усвоить разумом. Разум не должен ставить такие вопросы любви, а любви нет смысла на них отвечать. Как-то так, Галя и юный читатель, никто другой этого и не поймёт. И всё же я стараюсь оправдываться перед разумом, что всегда люблю одну женщину, которая иногда меняет обличия.


К СТРАНИЦЕ 3
К СТРАНИЦЕ 5

Реклама на Космодамианской набережной январь 2018.


На Космодамианской набережной в Москве (январь 2018)


На Космодамианской набережной в Москве в новогоднюю ночь 2018

К СТРАНИЦЕ 4


Царевна-Лебедь 22 июля 2018



каталог сайтов
NofolloW.Ru

Галина Гусаченко, Галя, Galina Gusachenko Klavier


Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko
Galyna Gusachenko